Ящик водки в 4-х томах (комплект)

Ящик водки в 4-х томах (комплект). Редкость!!!

12 000.00 Р
39211
В наличии
В «Избранное»

Описание

Том 1

Наименование: Ящик водки. Том 1
Статус издания: Букинистическое издание
Год выпуска: 2004
Сохранность: Отличная
Авторы: Альфред Кох, Игорь Свинаренко
Формат издания: 170x240 мм
Количество страниц: 208
ISBN: 5-699-04017-X
Издательство: Эксмо
Переплет: Твердый
Язык издания: Русский
Вес в упаковке: 544 г


Предисловие

Одну книжку на двоих пишут самый неформатно-колоритный бизнесмен России Альфред Кох и самый неформатно-колоритный журналист Игорь Свинаренко. Кох был министром и вице-премьером, прославился книжкой про приватизацию - скандал назывался «Дело писателей», потом боями за медиа-активы и прочее, прочее. Игорь Свинаренко служил журналистом на Украине, в России и Америке, возглавлял даже глянцевый журнал «Домовой», издал уйму книг, признавался репортером года и прочее. О времени и о себе, о вчера и сегодня - Альфред Кох и Игорь Свинаренко.

Леонид Парфенов





Том 2

Наименование: Ящик водки. Том 2
Статус: Букинистическое издание
Год выпуска: 2004
Сохранность: Отличная
Авторы: Альфред Кох, Игорь Свинаренко
Формат издания: 170x240 мм (средний формат)
Количество страниц: 240
ISBN: 5 -699-05126-0
Издательство: Эксмо
Переплет: Твердый
Язык издания: Русский
Вес в упаковке: 704


Предисловие

Два романтических юноши, два писателя, два москвича, два русских человека - хохол и немец - устроили балаган: отложили дела, сели к компьютерам, зарылись в энциклопедии, разогнали дружков, бросили пить, тридцать три раза поцапались, споря: оставлять мат или ну его; разругались на всю жизнь; помирились - и написали книгу "Ящик водки".Читайте запоем.

Авдотья Смирнова, Татьяна Толстая


Том 3

Наименование: Ящик водки. Том 3
Статус издания: Букинистическое издание
Год выпуска: 2004
Сохранность: Отличная
Авторы: Альфред Кох, Игорь Свинаренко
Формат издания: 170x240 мм
Количество страниц: 272
ISBN: 5-699-07181-4
Издательство: Эксмо
Переплет: Твердый
Язык издания: Русский
Вес в упаковке: 661 г



Предисловие

В России редко пьют на радостях. Даже, как видите, молодой Пушкин, имевший прекрасные виды на будущее, талант и имение, сидя в этом имении, пил с любимой няней именно с горя. Так что имеющий украинские корни журналист Игорь Свинаренко (кликуха Свин, он же Хохол) и дитя двух культур, сумрачного германского гения и рискового русского "авося" (вот она, энергетика русского бизнеса!), знаменитый реформатор чаадаевского толка А.Р. Кох (попросту Алик) не стали исключением. Они допили пятнадцатую бутылку из ящика водки, который оказался для них ящиком (ларчиком, кейсом, барсеткой, кубышкой) Пандоры. И оттуда полезло такое! Даже не пена и не зеленые черти. Оттуда полезла российская история с перезревшего застоя до недозрелой автократии, минуя побитую инеем и молью завязь демократии и либерализма. А где российская история, там крамола. Плохие подданные вышли из двух интеллектуалов, которые даже не лезли на передовую. Они не умещаются в окоп, вот в чем их беда. Ни при Брежневе, ни при Горби, ни при Ельцине, ни при Путине.Не исключено, что эти томики останутся самым искренним и информативным историческим документом четырех эпох: застоя, перестройки, ельцинской революции и путинской реакции. Сказал же Евтушенко: "Слава богу, есть литература - лучшая история Руси".Первое предисловие к первой бутылочной пятилетке Свину и Алику писал благополучный талантливый журналист, имеющий (увы, имевший. - Прим. ред.) свою престижную программу на еще не до конца придуманном канале, некогда этот журналист "не выбрал свободу". Второе предисловие писали две способные девушки, опять-таки имеющие свою программу на канале, уже благополучно лишенном дыхания. А одна из этих девушек - еще и талантливая писательница, которая даровала нам великий, прямо-таки булгаковский роман "Кысь". Это хорошо, это нормально. Но третье предисловие они (причем на трезвую голову) доверили писать старому, злобному, облезлому диссиденту, признаваться в знакомстве с которым по нынешним временам просто опасно. Поистине у русского человека нет дна. И, как сказал в тон предшествующей мысли А.Н.Толстого М.Волошин: "Нет, не выпить до дна нашей воли, не сковать нас в единую цепь. Глубоко наше Дикое Поле, широка наша скифская степь". На чем сошлись наши пути? Внук чекиста, внук расстрелянного в чекистских подвалах ни в чем не виноватого немца, внучка старого большевика, комиссара... Два латентных подпольных "диссидюги" и один открытый карбонарий... Может быть, на том, что мы все трое "жены пера" и "шакалы ротационных машин"? Из капиталистов в писатели, как Алик Кох, - это круто. Прямо по Достоевскому. Ведь и Игорь не пошел в развлекательный журнал зарабатывать "бабки". Как здесь не вспомнить Достоевского, что "русскому человеку мало капитал заработать, ему надо еще и мысль разрешить". Мы все авторы разных проектов. В проектах, представленных журналистом Свинаренко и реформатором Кохом, Россия, собственно, и живет. Она их приняла! Игорь создавал новую журналистику из старой, но и позавчера, и сегодня она не может обойтись без самоцензуры и Эзопова языка. А вчера осталось в ельцинской эпохе, в этих девяти годах, повторивших февральский восьмимесячный проект Временного правительства 1917 года. От Керенского до большевиков. Алик построил вместе с Демиургами Гайдаром и Чубайсом капитализм. Для нас и для себя. Честно нажил деньги. Я люблю капитализм и капиталистов, хотя любовь не взаимна. Я люблю деньги (тоже без взаимности), банки, валютный обмен, биржи, социальное неравенство. Иномарки тоже люблю (а они меня нет). Уже четверть россиян живут по проекту Алика, и остальным тоже место найдется. А журналисты все живут "по Свинаренко", ведь он стоял у истоков "Коммерсанта". У меня тоже был свой проект: капитализм, но плюс к этому свобода, западные ценности, добрая, раскаявшаяся страна, которая никому бы не причинила зла и отпустила бы чеченцев с приданым. Этот проект был отвергнут. Но для авторов книги он был надеждой и упованием, и в точке пересечения трех проектов есть место для надежды на то, что для России не все кончено. Я читала эти книги с захватывающим интересом: нормальная человеческая жизнь была мне мало знакома. И это знакомство наполнило мне душу печалью. Конечно, у - меня была совсем уж страшная, нечеловеческая жизнь, но и эта, благополучная, человеческая, была не слаще. Может быть, труднее было оставаться порядочным человеком, чем сразу со всем порвать и хлопнуть дверью камеры. Этот бедный Игорь, не ставший стукачом, но который не мог сразу послать гэбулыцников к черту. Его тщетные попытки проникнуть сквозь партийный заслон в Венгрию или еще подальше. Бедный Алик, родившийся в ссылке, подрабатывавший дворником и мечтавший о квартире и "Жигулях". И главное - эта невозможность врезать "им всем" то, что хотелось врезать. Полуподполье. Сумерки богов. Необходимость приспосабливаться, выживать, кормить семью, добывать мясо и масло. Я бы с ними не поменялась. Игорь хотя бы приплыл к тихой журналистской пристани. А Алика будут долго и больно бить по голове уже в новые времена. За спасительные для страны залоговые аукционы. За правдивое чаадаевское интервью. За то, что не ночевал на вокзале, а получил жалкую казенную квартиру. За немецкие корни. За нормальный средний гонорар за книгу о приватизации. За честно заработанные деньги. Его будут травить в следующей главе (бутылке ящика), и тогда ударит он: сплеча несправедливо. По НТВ. А Игорь Свинаренко в этом ящике не заметит чеченскую войну. И самое страшное: советская действительность навсегда научила авторов выживать, а не бросаться на амбразуры. Не желать невозможного. Не бегать по волнам. Уступать дорогу неизбежности. Я хорошо отношусь к авторам, и мне их безумно жалко. А им, похоже, жалко меня. И в этой взаимной жалости капиталиста, журналиста и облезлого злого диссидента - надежда не только для нас... Истина - в ящике. Третьим, четвертым, пятым - будете?

Валерия Новодворская



Том 4

Наименование: Ящик водки. Том 4
Статус издания: Букинистическое издание
Год выпуска: 2005
Сохранность: Отличная
Авторы: Альфред Кох, Игорь Свинаренко
Формат издания: 170x240 мм
Количество страниц: 328
ISBN: 5-699-10856-4
Издательство: Эксмо
Переплет: Твердый
Язык издания: Русский
Вес в упаковке: 670 г



Предисловие

Эта книга - рвотное средство, в самом хорошем, медицинском значении этого слова. А то, что Кох-Свинаренко разыскали его в каждой точке (где были) земного шара, - никакой не космополитизм, а патриотизм самой высшей пробы. В том смысле, что не только наша Родина - полное говно, но и все чужие Родины тоже. Хотя наша все-таки - самая вонючая.

И если вам после прочтения четвертого "Ящика" так не покажется, значит, вы давно не перечитывали первый. А между первой и второй - перерывчик небольшой. И так далее... Клоню к тому, что перед вами самая настоящая настольная книга.
И еще, книгу эту обязательно надо прочесть детям. Вслух. Перед сном. Или перед отъездом на учебу в Англию. Чтобы им Родина - причем любая - медом не казалась.
И не пропускайте при чтении вслух неприличных или других матерных слов. Потому что они - очень важные авторские знаки. Типа среднего пальца, выступающего из кулака согнутой в локте руки. Хотя этому знаку мы научились у совков иностранного происхождения.
Андрей Васильев


Обратите внимание: визуально оттенки печати могут слегка отличаться от представленных на изображении в силу особенностей цветопередачи.


Особенности

Формат книги:
120x170 мм